1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 100% [1 Голос]
249 мордовцев проживают в Ужурском районе по данным переписи населения 2010 года.
Республика Мордовия — субъект Российской Федерации, 13 регион. Расположена в центральной части Восточно-Европейской равнины, в междуречье Оки и Суры. Столица – Саранск, государственными языками являются русский и мордовские: мокшанский и эрзянский.

В сердце хранят мордовскую речь…

По воспоминаниям моих односельчан, когда-то приехавших в Кулун из Мордовии, дома в том краю были невысокими. Крыши преобладали соломенные, а в некоторых местах солому обмазывали глиной, что защищало от раздувания её ветром. По рассказу Веры Дмитриевны Яскевич (в девичестве Сураева), зимой нечем было кормить корову, вот и бросали ей солому с крыши.
В мордовских сёлах занимались разными полевыми работами: выращивали свеклу, картофель, лён. По вечерам вышивали самотканые полотенца и скатерти. В каждой деревне в ту пору стояли кросна (ручной ткацкий станок).
Первыми из Мордовии в Кулун приехали Мария и Фёдор Шумиловы. Им очень понравилось сибирское раздолье. Много земли, соломы. Значит, будет чем кормить семью и хозяйство. В Мордовию писали о богатстве земли кулунской. В республике население было большое, а огороды маленькие, покосов недоставало.
9 марта 1955 года из сел Кученяево, Ардатово из Атюрьевского района МАССР приехали семьи Юткиных, Повёлкиных, Курнаевых, Назаровых, Вдовиных, Ятченко, а также А.П. Сураева, М.Ф. Шишканова, М. А. Катаева. Их пригласили работать в крепкий колхоз «Память Ильича». В Кулуне построили улицу Новосёлов, где и поселилась мордва. Улица существует и по сей день. На ней живут мордовцы Назаровы и Ятченко.
Работали все в колхозе: кто доярками, кто на курятнике, кто на тракторе. Новосёлы сразу приглянулись кулунцам: работящие, мастеровитые, скромные. Приняли их, как родных. Помогли устроиться, дали жильё, коров. Никого не смущала их речь. А мордовцам хватило прилежания и трудолюбия, чтобы не только утвердиться в колхозных бригадах, но и стать передовиками. Крепкой оказалась мордовская закваска.
Таисия Васильевна Курнаева (моя мама) сначала работала на сахмане, пасла овечек, потом – дояркой. И бабушка Анна Трофимовна Курнаева трудилась на сахмане, а потом на сушилке. Она стряпала хлеб и калачи для колхозников. Мордва – сильные, трудолюбивые люди.
У мордовцев не было яркого национального акцента. До сих пор на всех праздниках они с удовольствием поют и русские, и мордовские, и чувашские песни. Мордовские традиции схожи с русскими.
Т.В. Курнаева рассказывает:
«В детстве очень любили Пасху. Хоть и жили бедно, но для этого праздника бабушка всегда стряпала пасхи, булочки, красила яйца, а мама готовила нам красивые наряды. Мы в этот день вставали рано и ходили собирать крашеные яйца. Зайдешь во двор: “Христос Воскресе!” Тебе отвечают: “Воистину Воскресе!” и дают яркий символ праздника. Чем красивее, тем больше у нас радости. Необычный цвет или узор на подаренном яйце становились предметом гордости. Для крашеных яиц шили специальные карманы, чтобы не разбить по дороге.
Готовили всё в русской печи. Какие вкусные были щи! У бабушки Анны Трофимовны стояла большая русская печь. Ухваты, деревянные лопаты, чтобы «садить» в печь хлеб, коромысло, кочерги - всё находилось возле печи. Над обеденным столом обязательно висела иконка в рушниках».
И сейчас в Кулуне живут мордовцы, которые разговаривают на родном языке. Кулун стал для мордовцев родиной. Здесь дети родились, внуки. Каждый из них благодарен своему народу за родной язык. Ведь на нем он произносит первые, дорогие сердцу слова: мама, папа (авай, тятяй). Видимо, поэтому его называют ещё языком, впитанным с молоком матери.
Любовь ШАБЫШЕВА

Я мордовскую речь,
Как цветущего детства поляну,
В своем сердце беречь
До последнего дня
Не устану.

Как переселенцы осваивали Сибирь

Зинаида Григорьевна Шахова (в девичестве Орлова) родилась в Мордовии. Её отец Григорий Федорович Орлов был русским, у матери Марфы Михайловны (Шестовой) просматривались мордовские корни. Зинаида Григорьевна собрала богатейший архив про род Орловых и любезно предоставила «Сибирскому хлеборобу» уникальную информацию о том, как переселенцы устраивались в Сибири.
Мощным толчком к подъему переселенческого движения в Сибирь в середине 1950-х годов стало решение об освоении целинных и залежных земель. Только в 1954-1956 сюда прибыли 76,5 тысячи семей. Всего в 1948-1966 годах в Сибирь приехали 6 тысяч семей из Мордовской АССР.
В феврале 1961 года Григорий Орлов с семьей грузились на тракторные сани и уезжали из деревни Васильевка Атюрьевского района МАССР. Сбежалась вся деревня, родня и жители уговаривали, чтобы Орловы остались. Женщины причитали, плакали, старшие жители выходили с иконами, учительница потеплее укрывала детей. Долгие годы родные и близкие, оставшиеся в Мордовии, молились и благословляли семьи, которые уехали по агитации.
По маршруту следования на станциях Григорий Фёдорович получал в вёдрах горячую пищу, суп, каши, хлеб, чай, сахар. В пути находились почти два месяца, и, казалось, что ехали за тридевять земель.
В апреле 1961 года по программе правительства о переселении семья Орловых с детьми, кроме старшей дочери Нины, прибыли в Ужурский район, село Кулун.
«Отец, как мог, устраивал жизнь семьи в новых условиях. Из-за тяжёлых фронтовых воспоминаний бывший танкист не стал водить трактор: не мог спокойно воспринимать скрежет металла. Поступил работать скотником в колхоз, на лошади делал много работы для дома и хозяйства», – рассказывает Зинаида Григорьевна.

Первоначально им в Кулуне дали жилье в трёхквартирном доме за «старой почтой», где не было огорода, на будущий год – отдельный новый дом с земельным участком. Картофель сажали на отдельном поле площадью 40 соток. Овощи выращивали, и запасов хватало до нового урожая. От колхоза дали корову, а поросят и курочек развели сами. Подрощенных телят сдавали на мясокомбинат, чтобы купить одежду старшим детям, а младшие её донашивали. Валенки отец аккуратно и красиво подшивал сам, используя дратву – толстую нить от транспортерных лент, которые уже не годились для работы.
Из записей З.Г. Шаховой:
«Родители готовили запасы на зиму : мясо свинины, грузди, капусту, картофель, свеклу, морковь, позднее стали варить варенье. Жили на улице Школьной в доме из бруса 18×18 см с русской печью, занимавшей половину кухни, по обе стороны были устроены деревянные полати. Печь не обеспечивала дом теплом, и отец зимой 1964-1965 года установил буржуйку, затем поставил ещё одну печь. Спальные места были и на полатях, а на кроватях лежали соломенные матрацы, содержимое которых менялось, как только солома превращалась в труху. Вместо подушки – свёрнутая фуфайка, кому повезет – достанется настоящая подушка. Одеяло выделялось одно на двоих. Спать по одному было холодно. Дом до 1969 года отапливали дровами, а мужики, сплотившись между собой, готовили и таскали колхозным трактором хлысты к каждому дому.
На кухне стоял стол размером 2х1,5 метра с устроенной столешницей, где хранили крупы и хлеб, посуду. Из мебели были стол, лавки, привезенные из Мордовии, сундук 1,5х1 метр, один плетёный стул, круглый стол, зеркало. Корзины, плетённые отцом, разных форм и объемов, служили долго. Ступа для помола пшенной крупы стояла в сенях. Пшённую крупу измельчали в муку для мордовских блинов. В обиходе было много кадушек объемом более 4-х ведер. Инвентарь для заготовки сена, тулуп, икону (шкайнесь) – всё это привезли из Мордовии. Для иконы был оформлен угол на кухне».
Этот фрагмент в мельчайших подробностях воссоздает скромный быт далекого времени. Зинаида Григорьевна поддерживает связь с родственниками из Мордовии и перед поездкой на малую родину штудирует русско-мокшанский словарь, чтобы приветствовать хозяев на мордовском языке. Когда она была в гостях у дальней родни, ей показали национальный костюм, который вынули из старинного сундука.

Свадебный женский наряд выглядел как новый, хотя его сшили в 1953 году. Его примерили и родственница, и сама Зинаида Шахова, испытав удивительное ощущение: единение с мордовским народом. Здесь её корни, здесь её родина…

Блины толстые и сытные

В Прилужье тоже живут семьи, имеющие мордовские корни, но родной язык помнит только Раиса Ивановна Щукина.
Она родилась в Мордовии в 1941 году, там же вышла замуж. Муж Николай Николаевич в армии служил в Сибири и привез сюда жену с двумя детьми. В суровом краю у них родился третий ребенок. Раиса Ивановна работала в овцеводстве. Долгие годы, пока был жив Николай Николаевич, супруги разговаривали по-мордовски. В наши дни дети возили бабушку в Мордовию, чтобы она поклонилась родной земле.

Из национальной кухни Раиса Ивановна помнит непередаваемый вкус сытных, толстых мордовских блинов. Сама давно уже их не стряпала и подзабыла рецепт. Мы нашли его в интернете.
Для приготовления пшенных мордовских блинов потребуется: 15 г пшенной муки, 60 г пшеничной муки, 3 г сахара, 1,5 г соли, 3 г дрожжей, 5 г маргарина, 10 г масла, 115 г молока или воды. Сначала готовится опара из пшеничной и пшенной муки. Свежие дрожжи нужно распустить в теплой воде, всыпать немного муки и, хорошенько взбив, дать опаре подняться. Когда она осядет, в нее кладут соль, сахар и остальную муку. Замешанное тесто ставят в теплое место на 2-3 часа. Блины выпекают на хорошо разогретой сковороде, смазанной жиром. Подают с маслом. Они станут отличным украшением любого стола и порадуют всю семью.
Материалы подготовила Зинаида ЦИКАЛОВА

ПРЕДУПРЕЖДАЕМ: Использование материалов сайта возможно только с разрешения редакции!

Наши партнеры











Яндекс.Метрика

 - Адрес редакции: 662255, Красноярский край, Ужурский район, ул. Ленина, д. 35

 - Учредитель: КГАУ «Редакция газеты «Сибирский хлебороб»

 - Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС77-70878 от 07.09.2017